Александр Сиденко (asidenko) wrote,
Александр Сиденко
asidenko

Моя Москва

             Поэма

     (Продолжение)


XII

 

Подчас мне сердце болью стянет,

Как будто в том моя вина,

Что стало меньше дивных зданий,

Что исчезает старина.

Москва красива стариною,

Тем цéнна нам и дорогá.

Убрать её – и стороною

Иди, пускайся ли в бега.

Без старины – пустой, обычный

И безобразный городок,

Для взора скучный и привычный,

А для души – какой там прок?

Каким же надо быть злодеем,

Как ненавидеть красоту,

Чтоб уничтожить славу дедов

И белых храмов чистоту?!

 

XIII

 

Когда к закату солнце клонит,

С площадки Воробьёвых гор

Видна Москва как на ладони,

И открывается простор.

Во мглистой дымке иль в тумане –

Останкина телеигла.

То тут, то там высотных зданий

Торчали шпили и тела.

Кресты меж ними выделялись

Над луковками куполов,

Тех, что, по счастию, остались

От прежних сорок сороков.

И выше всех Иван Великий

Светился золотым огнём,

Кровавые горели блики

От звёзд рубиновых на нём.

 

XIV

 

Среди немногих устоявших

Монастырей Руси Святой,

Для нас закрытых и страдавших,

Мне ближе и родней Донской.

Бойницы, стены, пики башен –

За ними русский дух сокрыт.

Твой вид для недругов лишь страшен,

Для близких душ душой открыт.

А по соседству – альма-матер,

Родной мой университет.

Привёл меня судьбы фарватер

На инженерный факультет.

Из тех вон окон, что на пятом,

На лекциях скучая, я

На крематорий, бывший рядом,

Глядел, зря бренность бытия.

 

XV

 

Московских кладбищ посетитель

Нечастый, всё ж не избежал

Скупой слезы, когда в обитель

Печали близких провожал.

Оставив берег жизни плотской,

Другого мира гражданин,

Там, на Ваганьковском – Высоцкий,

На Новодевичьем – Шукшин.

Не претендуя на известность,

Уходит в мрак народ простой,

Могилами заполнив местность,

Что за дорогой кольцевой.

Великих и простых, прах скольких

Лежит в земле московской той!

И я – после скитаний горьких –

Хотел бы там найти покой.

 

XVI

 

Ах, петербуржцы, ради Бога,

Простите! Город ваш я чту,

Но красоте холодной, строгой

Москвы душевность предпочту.

Творениям Растрелли, Росси

Блистать на берегах Невы,

Но сердце утешенья просит

У белокаменной Москвы.

И отношенья человечней,

И вкус рябины на устах

В купеческом Замоскворечье,

На Патриарших ли прудах.

Тебе осенним днём ненастным

Одеждой жёлтая листва,

И мне тогда вдруг станет ясно,

Как я люблю тебя, Москва.

                   

                    XVII

 

Там, где любовь, всегда есть место

И неприятию того,

Что и обидно, и нелестно

Для самолюбья твоего.

Я не приемлю хамства, брани

И в коммунальных кухнях склок,

Провинциальности окраин,

Над городом висящий смог.

Я не люблю высокомерья,

Оторванности от страны,

Обжорства за закрытой дверью,

Когда округи голодны.

Я не люблю в тебе снобизма,

Официальной мишуры

И прочих инородных «измов».

Аль вкусы у меня стары?

 

(Продолжение следует)

Subscribe

  • "Мне всего-то и надо..."

    * * * Мне всего-то и надо хоть немного тепла, мимолётного взгляда, чтоб беседа текла, чтобы в тесном застолье слушать плавную речь, ощутить…

  • "Жизнь соткана из мелочей..."

    * * * Жизнь соткана из мелочей, из пустяков, безделиц, вздора, непримечательных ночей, случайно брошенного взора, неловких жестов, глупых…

  • В день рождения Леонида Губанова

    20 июля 1946 года родился Леонид Губанов * * * Я родился, чтобы пропеть, отзвенеть на ветру осиной. Я родился, чтобы терпеть смех твой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments