Александр Сиденко (asidenko) wrote,
Александр Сиденко
asidenko

Categories:

В день памяти Варлама Шаламова

descarga (20).jpg       17 января 1982 года умер Варлам Шаламов


И ещё я понял другое: лагерь не противопоставление ада раю, а слепок нашей жизни, и ничем другим быть не может.

Почему лагерь — это слепок мира?

Тюрьма — это часть мира, нижний или верхний этаж — всё равно, с особыми правами и правилами, особыми законами, особыми надеждами и разочарованиями.

Лагерь же — мироподобен. В нём нет ничего, чего не было бы на воле, в его устройстве, социальном и духовном. Лагерные идеи только повторяют переданные по приказу начальства идеи воли. Ни одно общественное движение, кампания, малейший поворот на воле не остаются без немедленного отражения, следа в лагере. Лагерь отражает не только борьбу политических клик, сменяющих друг друга у власти, но культуру этих людей, их тайные стремления, вкусы, привычки, подавленные желания. Какой-нибудь Жуков, Гаранин, Павлов приносят в лагерь вывернутое дно своей души.

Лагерь — слепок ещё и потому, что там всё, как на воле и кровь так же кровава, и работают на полный ход сексот и стукач, заводят новые дела, собираются характеристики, ведутся допросы, аресты, кого-то выпускают, кого-то ловят. Чужими судьбами в лагере ещё легче распоряжаться, чем на воле. Все каждый день работают, как на воле, трудовое отличие — единственный путь к освобождению, и, как на воле, легенды эти оказываются ложными и не приводят к освобождению.

В лагере убивает большая пайка, а не маленькая — такова философия блатарей. В лагере ежечасно повторяется надпись на воротах зоны «Труд есть дело чести, дело славы, дело доблести и геройства».

Делают доклады о текущем моменте, подписываются на займы, ходят на собрания, собирают подписи под Стокгольмским воззванием.

Как и на воле, жизнь заключенного состоит из приливов и отливов удачи — только в своей лагерной форме, не менее кровавой и не менее ослепительной.

Люди там болеют теми же болезнями, что и на воле, лежат в больницах, поправляются, умирают. При всех обстоятельствах кровь, смерть отнюдь не иллюзорны. Кровь-то и делает реальностью этот слепок.

("Вишера. Антироман")


*   *   *
Пещерной пылью, синей плесенью
Мои испачканы стихи.
Они рождались в дни воскресные —
Немногословны и тихи.

Они, как звери, быстро выросли,
Крещенским снегом крещены
В морозной тьме, в болотной сырости.
И всё же выжили они.

Они не хвастаются предками,
Им до потомков дела нет.
Они своей гранитной клеткою
Довольны будут много лет.

Теперь, пробуженные птицами
Не соловьиных голосов,
Кричат про то, что вечно снится им
В уюте камня и лесов.

Меня простит за аналогии
Любой, кто знает жизнь мою,
Почерпнутые в зоологии
И у рассудка на краю.

Tags: Варлам Шаламов, литература, память, стихи
Subscribe

  • "Мне всего-то и надо..."

    * * * Мне всего-то и надо хоть немного тепла, мимолётного взгляда, чтоб беседа текла, чтобы в тесном застолье слушать плавную речь, ощутить…

  • "Жизнь соткана из мелочей..."

    * * * Жизнь соткана из мелочей, из пустяков, безделиц, вздора, непримечательных ночей, случайно брошенного взора, неловких жестов, глупых…

  • В день рождения Леонида Губанова

    20 июля 1946 года родился Леонид Губанов * * * Я родился, чтобы пропеть, отзвенеть на ветру осиной. Я родился, чтобы терпеть смех твой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • "Мне всего-то и надо..."

    * * * Мне всего-то и надо хоть немного тепла, мимолётного взгляда, чтоб беседа текла, чтобы в тесном застолье слушать плавную речь, ощутить…

  • "Жизнь соткана из мелочей..."

    * * * Жизнь соткана из мелочей, из пустяков, безделиц, вздора, непримечательных ночей, случайно брошенного взора, неловких жестов, глупых…

  • В день рождения Леонида Губанова

    20 июля 1946 года родился Леонид Губанов * * * Я родился, чтобы пропеть, отзвенеть на ветру осиной. Я родился, чтобы терпеть смех твой…