Александр Сиденко (asidenko) wrote,
Александр Сиденко
asidenko

Category:

Василий Розанов — Уединённое (отрывки)

images (1).jpg   20 апреля (2 мая) 1856 года родился Василий Розанов


* * *
Живи каждый день так, как бы ты жил всю жизнь именно для этого дня.

* * *
Секрет писательства заключается в вечной и невольной музыке в душе. Если её нет, человек может только "сделать из себя писателя". Но он не писатель...
. . . . . . . . . . . . . . .
Что-то течёт в душе. Вечно. Постоянно. Что? почему? Кто знает? - меньше всего автор.

* * *
Боль жизни гораздо могущественнее интереса к жизни. Вот отчего религия всегда будет одолевать философию.

* * *
Ну, - вот ты всех пересудил... Но сам кого лучше? - Никого. Но я же и говорю, что нам плакать не об обстоятельствах своей жизни, а о себе.
Совсем другая тема, другое направление, другая литература.

* * *
В России вся собственность выросла из "выпросил", или "подарил", или кого-нибудь "обобрал". Труда собственности очень мало. И от этого она не крепка и не уважается.

* * *
Два ангела сидят у меня на плечах: ангел смеха и ангел слёз. И их вечное пререкание - моя жизнь.

* * *
Сколько прекрасного встретишь в человеке, где и не ожидаешь...
И сколько порочного, - и тоже где не ожидаешь.

* * *
Сам я постоянно ругаю русских. Даже почти только и делаю, что ругаю их. "Пренесносный Щедрин". Но почему я ненавижу всякого, кто тоже их ругает? И даже почти только и ненавижу тех, кто русских ненавидит и особенно презирает.
Между тем я, бесспорно, и презираю русских, до отвращения. Аномалия.

* * *
Я задыхаюсь в мысли. И как мне приятно жить в таком задыхании. Вот отчего жизнь моя сквозь тернии и слёзы есть все-таки наслаждение.

* * *
Правда выше солнца, выше неба, выше Бога: ибо если и Бог начинался бы не с правды - он - не Бог, и небо - трясина, и солнце - медная посуда.

* * *
Я ещё не такой подлец, чтобы думать о морали. Миллион лет прошло, пока моя душа выпущена была погулять на белый свет: и вдруг бы я ей сказал: ты, душенька, не забывайся и гуляй "по морали".
Нет, я ей скажу: гуляй, душенька, гуляй, славненькая, гуляй, добренькая, гуляй как сама знаешь. А к вечеру пойдёшь к Богу.
Ибо жизнь моя есть день мой, и он именно мой день, а не Сократа или Спинозы.

* * *
"Счастье в усилии", говорит молодость.
"Счастье в покое", говорит смерть.
"Всё преодолею", говорит молодость.
"Да, но всё кончится", говорит смерть.

* * *
Благородное, что есть в моих сочинениях, вышло не из меня. Я умел только, как женщина, воспринять это и выполнить. Всё принадлежит гораздо лучшему меня человеку.
Ум мой и сердце выразились только в том, что я всегда мог поставить (увидеть) другого выше себя. И это всегда было легко, даже счастливо. Слава Богу, завидования во мне вовсе нет, как и "соперничество" всегда было мне враждебно, не нужно, посторонне.

* * *
Всякая любовь прекрасна. И только она одна и прекрасна. Потому что на земле единственное "в себе самом истинное" - это любовь.
Любовь исключает ложь: первое "я солгал" означает: "Я уже не люблю", меньше люблю".
Гаснет любовь - и гаснет истина. Поэтому "истинствовать на земле" - значит постоянно и истинно любить.

* * *
Ах, люди: - пользуйтесь каждым-то вечерком, который выйдет ясным. Скоро жизнь проходит, пройдёт, и тогда скажете "насладился бы", а уж нельзя: боль есть, грусть есть, "некогда"! Нумизматика - хорошо и нумизматику; книга - пожалуй, и книгу.
Только не пишите ничего, не "старайтесь": жизнь упустите, а написанное окажется "глупость" или "не нужно".

* * *
Вот и совсем прошла жизнь... Остались немногие хмурые годы, старые, тоскливые, ненужные...
Как все становится ненужно. Это главное ощущение старости. Особенно - вещи, предметы: одежда, мебель, обстановка.
Каков же итог жизни?
Ужасно мало смысла. Жил, когда-то радовался: вот главное. "Что вышло?" Ничего особенного. И особенно как-то ненужно, чтобы что-нибудь "вышло". Безвестность - почти самое желаемое.
Чтó самое лучшее в прошедшем и давно-прошедшем? Свой хороший или мало-мальски порядочный поступок. И ещё - добрая встреча: т. е. узнание доброго, подходящего, милого человека. Вот это в старости ложится светлой, светлой полосой, и с таким утешением смотришь на эти полосы, увы, немногие.
Но шумные удовольствия (у меня немного)? так называемые "наслаждения"? Они были приятны только в момент получения, и не имеют никакого значения для "потом".
Только в старости узнаёшь, что "надо было хорошо жить". В юности это даже не приходит на ум. И в зрелом возрасте - не приходит. А в старости воспоминание о добром поступке, о ласковом отношении, о деликатном отношении - единственный "светлый гость" в "комнату" (в душу).

* * *
Болит душа, болит душа, болит душа...
И чтó делать с этой болью - я не знаю.
Но только при боли я и согласен жить.
Это есть самое дорогое мне и во мне.

Tags: Василий Розанов, литература, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments