January 10th, 2010

2007

"Кто я? Что я в этом мире бренном?.."

*  *  *

 

Кто я? Чтό я в этом мире бренном?

Жизнь несётся тройкой под уклон.

Хлеб насущный потом непременным

Добывать весь век свой обречён.

 

Для того ли я на свет родился,

Чтоб, сгорев в заботах, в прах уйти?

Ни на что другое не сгодился,

Не свернул с привычного пути.

 

А вдруг было мне предназначенье –

Высшей воли милостивый дар –

Жизнь отдать высоким попеченьям,

На священный принести алтарь?

 

Не заметил вовремя я знака,

В суете земной не разглядел.

Благодать  в себе неся, однако

Принял я обыденный удел.

 

Неужели в прошлом час мой звёздный,

И вины уже не отмолить?

Может быть, ещё не слишком поздно

Слепоту мне жертвой искупить?

 

25 августа 1997


2007

"Мне голос был. Он звал тревожно..."

                     *  *  *

                                           Мне голос был.

                    А. Ахматова
 

Мне голос был. Он звал тревожно:

«Вернись, тебя Россия ждёт.

Вернись, хотя и невозможным

Тебе покажется шаг тот.

Ты родине по гроб обязан

Всем, что в тебе и что с тобой,

И путь твой неразрывно связан

С её трагической судьбой».

 

Я слушал молча. Сердце болью

Глухой откликнулось на зов.

И хоть сейчас – влеком любовью –

Мой скорбный дух лететь готов.

 

25 августа 1997


2007

"Не измять травы в лугах зелёных..."

                  *  *  *

 

Не измять травы в лугах зелёных

И воды озёр не расплескать.

От любви слепой, неразделённой

Головы уже не потерять.

 

Я теперь стал мудрым и спокойным,

Одиночество душе милей.

В ней звучит мотив заупокойный

О безумствах юности моей.

 

Той порой цвело и пели скрипки,

Утром штиль, а к вечеру штормит,

И цена загадочной улыбки

Превышала вдруг судьбы кредит.

 

Отошло, оттрепетало. Пóлно

Вспоминать, пройдёт в душе тоска.

Годы как старательные волны,

Что смывают все следы с песка.

 

И пойду спокойно, без бравады,

Красота меня не удивит.

...Только вдруг от встреченного взгляда

Позабыто сердце защемит.

 

30 августа 1997


2007

"Мне всё трудней о родине писать..."

*  *  *

 

Мне всё трудней о родине писать,

В душе, похоже, кризис наступает.

А может быть,– художнику под стать –

Для творчества натуры не хватает?

 

Мне не хватает воздуха того,

Которым я дышал со дня рожденья,

Где растворённый дух не одного

Сынов Руси родимой поколенья.

 

Мне не хватает матери-земли,

Прильнуть к её груди сырой и тёплой,

Впитать корнями соки, чтоб текли

К душе и кроне поседевшей, блёклой.

 

Мне не хватает костромских лесов,

И щебетания весёлых пташек,

И нив златоволосых ржи, овсов,

И моря белопенного ромашек.

 

Мне не хватает так дождей грибных,

Ворон и воробьёв на свежем насте

И стольких дорогих вещей других,

Что вместе и составят моё счастье.

 

Душа стремится быть среди людей,

Что говорят и думают по-русски,

И с ними разделить суровых дней

Беду и радость, водку и закуску.

 

И там, в краю родного языка,

Средь милых сердцу весей и просторов,

Польётся стих свободно, а пока

Страдать душе в тоске и от укоров.

 

31 августа 1997

 


 

2007

"Мне осталось теперь лишь одно..."

                  *  *  *

 

                                       Я покинул родимый дом,

                                       Голубую оставил Русь.

                       С. Есенин

 

Мне осталось теперь лишь одно:

Убаюкивать слёзную грусть.

Дом родимый покинул давно

И недавно – пропащую Русь.

 

И не жизнь, а скитания сплошь

По углам, городам и краям.

Прикололи луны злату брошь

К белоснежным вершинам-грудям.

 

Чуть печальна озёрная гладь

В обречённой рассветом тиши.

В этом райском краю не унять

Застарелую немочь души.

 

Всё мне видится старая мать:

Мне вослед глядит, застясь рукой,

То ли жалость в глазах – не понять, –

То ль упрёк вперемежку с мольбой.

 

Златокудрый, осанистый клён

Посылает поклон мне земной:

То ль под ветром сгибается он,

То ль прощается грустно со мной.

 

Не спастись от кошмарного сна:

Будто я никогда не вернусь

В край родимый, когда там весна,

Не увижу заветную Русь.

Тянет вглубь, на отчаянья дно,

Чёрных дум неотвязный свинец.

Голубой нет Руси уж давно,

А теперь вот и красной конец.

 

Там, где родина раньше была,

Рана рваная кровоточит.

И надежда смертельно бела,

И душа моя немо кричит.

 

1 сентября 1997