January 8th, 2010

2007

Памяти Василия Шукшина

 

На Новодевичьем царит покой и слава –

Альтернатива жизни всей разрешена.

Мать сына пережить намного уж не вправе,

Другого же давно нашла себе жена.

 

Покойно ли тебе лежать в земле столичной?

Москва осталась всё ж холодной и чужой.

Эх, почему не вняли твоей просьбе личной

Похоронить на той родной горе крутой?

 

Оттуда б, сверху, вид широкий открывался,

Катунь бы пела, и по склону шли б косцы.

А здесь в компании ты пёстрой оказался:

Рядком с великими лежат и подлецы.

 

Как давит грудь холодного гранита глыба!

Не легче ль было б деревянный крест нести?

И земляки твои по праздникам могли бы

Собраться помянуть и песню завести.

 

Ты, грусть-тоской есенинской объятый,

Спешил на родину к берёзкам на поклон.

И эти чувства так близки мне и понятны:

Я тоже городом проклятым взят в полон.

 

Я тоже урождён в деревне – горд уделом –

Под Льва созвездием, средь августа в ночи,

И сердце тоже вот от жизни на пределе

Уже давно как с перебоями стучит.

 

В тебе я вижу друга, близкого по духу,

Быть может, брата старшего, кому всегда

Открыться можно и души поведать муку.

Вот, жаль, в глаза взглянуть друг другу не судьба.

 

Зато осталась память: фильмы, книги, мысли.

Такой твой парень всё ещё средь нас живёт,

Калины красной гроздья над землёй нависли,

И странных тех людей не перевёлся род.

 

Но жаль – всей жизни замысел не воплотился:

Достала Стеньку всё ж костлявая рука.

Среди рыданий горький ропот прокатился:

«Такого, гады, загубили мужика!»

 

Я часто думаю о смерти, хоть не старый,

Рискуя на себя тем гнев судьбы навлечь.

Мы все уйдём в навоз – ты прав был в том, Макарыч.

Дай Бог нам честно жизнь прожить и в землю лечь.

 

Даст Бог, потом на честном том навозе

Достойных всходов зелень прорастёт,

И новый гений – будет то в стихах иль в прозе –

Россию-матушку прославит и спасёт.

 

1 августа 1997


2007

"С тревогой, грустью и невольным страхом..."

*  *  *

 

С тревогой, грустью и невольным страхом

Смотрю вслед тем, кого люблю и чту.

А вдруг надежды обернутся прахом,

И рок жестокий подведёт черту?

 

О, только бы не напоследок этот

Прощадьный взгляд в затылок дорогой!

О, только бы глаза знакомым светом

Сверкнули мне при встрече в день другой!

 

Боюсь надолго с другом я расстаться,

Любимую не в силах отпустить,

Боюсь вдруг в одиночестве остаться,

Тепла не разделить, недолюбить.

 

Любите же, общеньем наслаждайтесь, –

Бег времени, увы, неумолим, –

Пока богаты чувствами, старайтесь

Дарить их щедро душам дорогим.

 

6 августа 1997


2007

"Говорят, что умирать - не страшно..."

*  *  *

 

Говорят, что умирать – не страшно.

Не могу сказать: не испытал.

Для того, наверно, очень важно,

Чтоб пред Богом чистым бы предстал.

 

Может, правда: умирать – не страшно.

Страшно жить, особенно, коль ты

Обитаешь не в хрустальной башне,

А средь лжи людской и нищеты.

 

Страшно жить, когда тебя лишили

Выбора, надежды навсегда,

Если за тебя уже решили,

Что ты должен делать и когда.

 

Страшно жить под страхом наказанья

За проступки, что не совершал.

Нет такого в свете истязанья,

Чтоб случайно в мыслях избежал.

 

Страшно жить без веры в справедливость,

В честность и порядочность других,

Страшно совестливость и стыдливость

Прятать из намерений благих.

 

Страшно жить с душой опустошённой,

К Богу не найдя впотьмах пути

И чураясь, будто прокажённой,

Правды, от которой не уйти.

 

В море предрассудков неизжитых

Страшно курс надёжный выбирать.

После стольких страхов пережитых

Верю, что не страшно умирать.

 

7 августа 1997