January 3rd, 2010

2007

"Уехать - значит умереть немного..."

                                      

*  *  *

 

Уехать – это немножко умереть.

 Французская поговорка

 

Уехать – значит умереть немного,

Оставить часть души одной из вех

И с близкими проститься у порога,

На время расставаясь иль навек.

 

Печальны расставания минуты,

Разлуки утомительны года.

Привычкой нашей стало среди смуты

Прощаться так, как будто навсегда.

 

Уже в пути, под стук колёс вагона,

В раздумье утвердив щеку в руке,

В окне считать столбы на перегоне,

Но мыслями остаться вдалеке.

 

Раздваиваясь мыслью и душою,

Со светлой грустью дом свой вспоминать

И, проезжая стороной чужою,–

Что же судьба готовит? – всё гадать.

 

Судьба щедра на встречи и разлуки.

С годами больше всё разлук нас ждёт,

Иные – навсегда. Простёрты руки,

Объятий не нашедшие, боль жжёт.

 

Терять друзей и близких по дороге,

И путь свой неизменно продолжать,

И самому после прощаний многих

По капле, по частичке умирать.    


     Счастлив, кто остаётся на пороге,

     Корнями в землю вросший, вековать.

     Уехать – значит умереть немного,

     В конце пути же смерть не миновать.

 

       24 марта 1997


2007

Осень

                                                    

Вот ещё одна осень печаль в воздухах растворила,

Акварелью леса в красно-жёлтых тонах расписав.

Отцвела красота, отошла, оттекла, отлюбила,

Монотонным дождём разродившись, мрачны небеса.

Подошёл незаметно вдруг возраст осенний и хмурый –

Подведенья итогов пора и уплаты долгов.

Раздвоилась душа, стала сирою жизнь без цензуры,

И банкротства витает уж тень предъявленьем счетов.

 

Над полями пустынными крик журавлиный несётся –

Покидают родные места ради тёплых краёв,

Унося с собой память о том, что вот здесь остаётся,

Их она приведёт под журчанье весенних ручьёв.

Улетаю и я. В Шереметьеве зябко и скучно.

Над осенней Россией прощально взлетит самолёт.

Моя память в багаж не поместится, тесно ей, душно –

Так огромна она и дорогу назад всё ж найдёт.

 

Покрывает уж льдом осень поздняя лужи просёлков –

То преддверье зимы, что на смену торопится ей.

И предчувствует воздух мороза бодрящую колкость,

И метелей сеченье покажется свистом плетей.

Так и я в ожиданьи зимы своей жизни гадаю:

Что сулит мне она впереди, на другом берегу?

То ль в бескрайней степи незнакомой средь вьюг заплутаю,

То ль под ласковым солнцем согреюсь на чистом снегу?

 

26 марта 1997


2007

"Я помню день рождения беды..."

*  *  *

 

Я помню день рождения беды.

Она едва угадывалась утром,

Ещё не проступившие следы

Шестое чувство различало смутно.

 

Противился рассудок воспринять

Угрозу, что нависла неизбежно,

Хоть что-то во спасенье предпринять

Иль изменить событий ход прилежный.

 

Хотелось спрятать голову в песок,

В пространстве и во времени сместиться,

Чтоб только отодвинуть на часок

Непоправимое. Быть может, снится?

 

И на колени встав, подняв глаза,

Молить о чуде Господа смиренно,

Просить, чтоб стороной прошла гроза

Или хотя б отсрочки непременно.

 

Соломинку-надежду не терять...

Но тщетны все усилья и молитвы:

Пришла беда – ворота отворяй

И выходи навстречу, как на битву.

 

Я помню день рождения беды,

От смутных тех предчувствий до удара.

Была ль она превратностью судьбы

Иль неземного знамением дара?

 

28 марта 1997


2007

"Приходит время - понимаешь: жизнь конечна..."

  

*  *  *

 

Приходит время – понимаешь: жизнь конечна,

И счастье, что искал, осталось позади,

И прожитое уж совсем не безупречно,

Надежд не обещает то, что впереди.

 

Казалось – вот ещё чуть-чуть и ухватил бы

За хвост ту птицу, к коей мысли устремлял.

Синицу не желал, покуда полон сил был, –

В итоге ни синицы нет, ни журавля.

 

И утром подниматься всё труднее стало,

И сон уходит не спросившись по ночам.

Покалывает в сердце, что стучит устало,

Но нет доверия к лекарствам и врачам.

 

В душе, как за окном, дождь моросящий, нудный,–

Похоже, осень утвердилась, обжилась.

Вина ясна, и всё ж невыносимо трудно

Себе признаться, что судьба не удалась.

 

9 апреля 1997


2007

"От печали до радости - шаг или два..."


*  *  *

 

От печали до радости – шаг или два.

Даже высохнуть слёзы ещё не успеют,

Как улыбка вдруг губы раздвинет едва,

И в глазах огоньки оживут, отогреют

 

Ото льда неподвижные  очи, и боль

Отступает, становится глуше в бессильи.

И душа покидает печали юдоль,

Расправляет поникшие хрупкие крылья.

 

Как прекрасны мгновения эти, когда

Возвращается радость на лица с прощеньем.

И вдвойне, если ты – даже пусть иногда –

Приложил свою руку к её возвращенью.

 

16 апреля 1997


2007

"Вспоминаю по-доброму старых друзей..."

                      *  *  *

 

                                            Доброму добрая память.

                      Русская поговорка          

 

Вспоминаю по-доброму старых друзей

И за давностью лет всем обиды прощаю.

Моя память похожа на строгий музей:

На храненье лишь лучшее в ней помещаю.

 

Не хочу вспоминать то, что боль принесло,

О содеянном не сожалею ночами.

Для меня всё плохое быльём поросло,

Лишь добро вхоже в память делами, речами.

 

Всё, что памяти светлой, с собою возьму,

А печальной что памяти – всё позабуду.

Всех, кто зла не чинил мне, добром помяну,

Не помянут же лихом и я вами буду.

 

19 апреля 1997


2007

"А помните ли вы себя детьми?.."

                  *  *  *

 

А помните ли вы себя детьми?

Кораблик из бумаги в луже-море,

Манящий мир открытий за дверьми

И в зáмок тайный ход – дыра в заборе.

 

А помните ли правила игры?

Лежачего не бьют, а третий – лишний.

Просты, и справедливы, и мудры,

Без закавык и хитростей излишних.

 

А помните ли искренность во всём?

В игре, в ученьи, в радости и в горе.

Надёжность в дружбе, бой добра со злом,

Открытость в драке честной или в споре.

 

А что? В себе вы детство сберегли?

Давно во взрослых числитесь, вестимо,

И лучшего добиться не могли,

Коль жив ребёнок в вас неисправимый.

 

22 апреля 1997


2007

"Желаю остающимся добра..."

*  *  *

 

Желаю остающимся добра

И многих вёсен с зимами впридачу.

А мне вот уходить пришла пора,

Хотя питал надежду на удачу.

 

Фортуна отвернулась в этот раз.

Диагноз – приговор мне к высшей мере,

И, не закончив дел, в последний час

Уйду, рукой придерживая двери.

 

Уйду я, не жалея ни о чём,

Что в этой жизни испытал и сделал.

Вот только жаль мне: что-то не прочёл,

Не написал, не видел, не доделал.

 

Прощаю всех, кто был мне враг иль брат:

Обиды так ничтожны перед вечным.

Простите же и вы, коль виноват, –

Пройду свободный, чистый Шляхом Млечным.

 

Счастливо оставаться доживать

На этой удивительной планете.

Не надо об ушедших горевать:

Так много важных дел на этом свете.

 

Хотя, быть может, только иногда,

В минуту грусти светлой и уместной,

Ушедших помяните, с кем тогда

Делили хлеб, и кров, и землю вместе.

 

Из почестей мне хватит за глаза

В застолье дружеском поминовенья,

И в рюмку вдруг упавшая слеза

Разбавит горечь водки и забвенья

 

24 апреля 1997


2007

"В поисках земли обетованной..."

*  *  *

 

В поисках земли обетованной

Не закончен гибельный исход.

В новых землях будешь гость незваный

Иль изгой, познавший чёрный ход.

 

Ощущать себя травою сорной

Не под силу. Боже, исцели!

Как болят, кровоточат как корни,

Что из отчей вырваны земли!

 

И душа, расправив крылья, рада

Вновь в берёзовый вернуться край.

Правду говорят: родного ада

Не заменит нам заморский рай.

 

27 апреля 1997


2007

"Певчие в церкви поют, возносясь голосами..."

                           *  *  *

 

Певчие в церкви поют, возносясь голосами.

Катится робко слеза по небритой щеке.

Правда святая и Божии милости с нами,

Дух, укрепись, не погрязни во смертном грехе.

 

Старый священник обедню торжественно служит,

Светом души, добротою лучатся глаза.

Шёпот соблазна в нас совести глас не заглушит,

Будет душа пусть прозрачна, чиста как слеза.

 

Тёмные лики взирают со стен вопрошая,

С добрым ли сердцем явились мы в Божий сей храм?

В час просветления, ворогам нашим прощая,

Каждый из нас чуть святее становится сам.

 

Свечи горят восковые вокруг аналоя,

Отблески их – на иконах, на лицах людей.

Истины свет, чудотворного Божьего слова

В душах у нас не оставит сомненья теней.

 

Ладана дух источая, курится кадило,

Молится паства и в пояс поклоны кладёт.

Душу молитва питает живительной силой,

Час покаяния нам обновленье несёт.

 

Знаменьем крестным широким себя осеняя,

Крест поцелую, от бренных забот отрешусь.

Вере своей и обычаям не изменяя,

Здесь, на чужбине, жива православная Русь.

 

7 мая 1997


2007

Ангел-хранитель

Ангел-хранитель, мой страж неусыпный и верный,

Бед и напастей отводишь нависший топор.

Послан ты мне Провиденьем небесным, наверно.

Впрочем, со мной беспристрастный ведёшь разговор.

 

Ангел-хранитель, тебе я обязан спасеньем,

Если не жизни, то точно уж бедной души.

Вслед за тобой на соблазны смотрю с опасеньем,

Как бы собою те ни были прехороши.

 

Ангел-хранитель, хранишь ты меня от бесчестья.

Знаю – спасёшь от позора клейма и столба,

Зависть прогонишь, откажешь от дома и лести,

Вызов не примешь глупца или медного лба.

 

Ангел-хранитель, научен тобою страданью:

Сердцу, что страждет, понятны невзгоды других.

Людям помочь призываешь не ради признанья,

Вместе со мною хранишь ты и ближних моих.

 

Ангел-хранитель, спасибо тебе за советы,

К цели укажешь прямой, хоть опасный, мне путь.

Если, когда и случится, не знаешь ответа –

Сердцу дашь знак и наставишь чутьём как-нибудь.

 

Ангел-хранитель, меня никогда не покинешь:

Связаны общей судьбой до конца бытия.

Зла не простишь ты мне, но и мольбы не отринешь,

Ангел-хранитель – неспящая совесть моя.

 

8 мая 1997


2007

"Я давно уже мог бы рехнуться..."

*  *  *

 

Я давно уже мог бы рехнуться

От предательств и мелких измен,

От бессилия к счастью вернуться

И от тщетности ждать перемен.

 

Я давно уже мог бы подохнуть

От случайной ошибки врачей,

От ножа под ребро и не охнуть

Иль от водки в компании  бичей.

 

Но иначе судьба рассудила:

Жив пока что, с ума не сошёл.

Привилегией, знать, одарила:

На Голгофу свою чтоб взошёл.

 

10 мая 1997